Этнос и полития как два типа социальных систем

Опубликовано podyapolsky в Вс, 12/29/2013 - 18:19

"Перспективы науки". 2013. № 9(48). С. 67-70

ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет», г. Красноярск

Ключевые слова и фразы: вождество; племя; полития; этнос.

Аннотация: В современной науке подробно описаны различные типы государственных и до-
государственных систем. Однако взаимоотношения и взаимосвязь между этносами и политиями
(то есть государствами и догосударственными формами политической организации) прояснены
недостаточно. Этому вопросу посвящена данная статья. Автор использует генетический метод и
системный подход.

Наряду с понятием «государство» современной наукой разработано понятие «политическая организация общества» («полития», «независимое политическое общество»), под которым понимается «реализующее совокупность своих потребностей общественное объединение, которое складывается из социальных организаций, удовлетворяющих отдельные нужды людей» [4, c. 296]. Это понятие включает как государства, так и политические организации, существовавшие в нецивилизованных обществах: локальные группы охотников-собирателей, первобытные деревни и вождества. В западной науке полития (polity) считается одним из «трех измерений» политического – наряду со стратегическим (policy), означающим политику государства по каким-либо вопросам, и тактическим (politics), относящимся к борьбе партий, лоббистских групп и т.д. [8, c. 50].

В течение более чем 90 % человеческой истории господствовал первый исторический тип политии – локальная группа кочующих охотников-собирателей [4, c. 150] численностью в среднем от 20 до 50 чел. [4, c. 141]. Исследования показывают, что и современный человек способен поддерживать тесные эмоциональные связи не более чем с несколькими десятками людей [9, c. 53]. Каждая группа состоит из нескольких моногамных семей [4, c. 141]. При этом браки заключаются в пределах не одной, а ряда соседних групп [4, c. 145]. Такая совокупность может быть названа племенем. Предметом межобщинной кооперации также могут быть и обмен продуктами труда, и совместные празднества [4, c. 147].

Советская теоретическая традиция считала племя первым историческим типом этноса и исходным типом социальной организации [6, c. 11]. Однако исследования показывали, что племена охотников-собирателей, как правило, не имеют институциализированных органов управления и норм, исходящих от последних. Американский антрополог Л. Поспишил на основе эмпирического изучения вопроса пришел к выводу, что как в цивилизованных, так и в первобытных обществах совокупность людей, говорящих на одном языке, часто образует не одно, а несколько организаций, обладающих общеобязательными правилами поведения и органами управления, проводящими эти нормы в жизнь [4, c. 73–74]. Иначе говоря, если племя представляет собой этническую общность, то социальными организациями (и более того – политиями) являются локальные группы (где в качестве органов управления выступают, как правило, советы старших мужчин). Для таких политий характерен реципрокный обмен охотничьей добычей, то есть деление ее между всеми членами локальной группы [10, c. 183–185].

Могут ли в рамках такой политии сосуществовать две и более этнических общности? Основные принципы локальной группы – эгалитаризм и конформизм [2, c. 52]. Значит, условие вступления в нее – принятие соответствующих языка, обычаев и стандартов поведения, места этническому разнообразию здесь нет.

Второй исторический тип независимого политического общества – первобытные деревни. Как правило, численность последних составляет от нескольких десятков до нескольких сотен человек [12, c. 314]. Как отмечает Дж. Даймонд, верхний количественный предел здесь совпадает с численностью, при которой «все знают всех», то есть перед обществом не стоит задача регулярного разрешения конфликтов между незнакомыми людьми [3, с. 344].

По определению Э.Э. Эванса-Причарда, первобытная деревня африканских нуэров представляет собой общину, связанную «общим местожительством, сетью родственных и свойственных уз, члены которой создают общий летний лагерь, сотрудничают в различных работах и едят друг у друга в загонах и ветровых заслонах. Деревня нуэров не всегда родственный коллектив, но она непременно является политической единицей» [11, c. 105]. «Страна нуэров» состоит из многих подобных деревень, а надобщинных политических структур в ней нет [11, c. 18].

Второй исторический тип независимого политического общества иногда именуется в литературе словом «tribe» (то есть «племя»). Для того, чтобы избежать смешения понятий, а также упорядочить терминологию, логично закрепить за данным типом политии термин «первобытная деревня». Понятие «племя», как и на предыдущей стадии, логичнее употреблять по отношению к этнической общности, в которую может входить население целого ряда локальных политий.

Для первобытной деревни характерно неравенство в ранговой форме, при котором четко фиксировалось «ограниченное количество позиций высокого статуса, значительно большее –
среднего и практически неограниченное – низшего» [11, c. 55]. Как указывает М. Фрид, путь от эгалитарного общества к ранговому есть движение от реципрокного обмена к редистрибуции [2, c. 56]. Последний термин обозначает принцип распределения избыточного продукта главой группы в целях приобретения престижа. Примером является обычай потлача, при котором соперничавшие лидеры стремились раздать, потребить, а то и просто уничтожить в присутствии соперника как можно больше продуктов труда. Наиболее преуспевший считался победителем [2, c. 57]. Редистрибутивный обмен не предполагал столь тесной кооперации, как реципрокный, а значит, участие в нем не требовало полного совпадения стандартов поведения.

Уже на стадии первобытных деревень возникает феномен рабства. Рабами, как правило, становились иноплеменники, захваченные на войне. Ю.П. Аверкиева указывает, что у американских индейцев, не знавших этого института, пленных или убивали, или усыновляли [1, c. 10]. У индейцев шаста рабы держались лишь изредка, причем рабовладельцы не пользовались уважением. У индейцев немепу военнопленные, взятые в рабство, оставались в этом статусе лишь в течение некоторого периода, после чего их или отпускали на родину, или принимали в полноценные члены племени через брак или усыновление. У ирокезов рабство было пожизненным. У жителей северо-западного побережья Америки статус раба передавался по наследству, а рабовладение считалось почетным [1, c. 10–11].

Обращение иноплеменников в рабство можно считать древнейшей формой эксплуатации по этническому признаку, однако рабы по своему статусу деэтнизированы, не составляют отдельной общности и лишены возможности жить по своим обычаям. Шанс обрести свободу связан для них с побегом или со сменой этнической принадлежности (зачастую через институты фиктивного родства).

Третий исторический тип политии – вождество – представляет собой политическую организацию надобщинного уровня. Э. Джонсон и Т. Ирл определяют ее как «региональную систему, интегрирующую несколько местных групп в пределах одной политии» [12, c. 207] и отмечают, что это «стратифицированное общество, основанное на неравном доступе к средствам производства» [12, c. 209].

Как указывает С.А. Дробышевский, с возникновением вождеств впервые в мировой истории появились один, а потом даже два уровня инкапсуляции и санкционирования над деревенским сообществом. Такие политические целостности включали в себя несколько либо деревень (простое вождество), либо районов, каждый из которых состоит из ряда селений (сложное вождество) [4, c. 130]. Объединяя ряд общин, руководство вождества получило возможность включить в состав политии в том числе и иноэтничные поселения. Зачастую это происходило насильственным путем. Г.С. Киселев указывает, что нередко в результате миграции или завоевания возникала суперстратификация. Мигранты-завоеватели образовывали новую общественную верхушку, а руководящий слой автохтонов уничтожался или оттеснялся [5, c. 107–108]. Таким образом, появление вождеств позволило как расширить этническое разнообразие политий, так и создать условия для организации системы эксплуатации по этническому принципу.

Охарактеризованные выше три типа политической организации общества господствовали до эпохи цивилизации, к основным признакам которой относятся наличие письменности, монументальной архитектуры и города как типа поселения наряду с деревней [7]. Формой политической организации общества, типичной для цивилизации, является государство – регионально организованное общество, население которого насчитывает сотни тысяч и миллионы людей, которые часто отличаются в экономическом или этническом отношении [12, c. 246]. Л.С. Васильев отмечает, что уже для раннего государства этническая гетерогенность почти неизбежна, ведь возникает оно преимущественно путем завоеваний [2, c. 75].

Этническое разнообразие присуще и государствам последующих эпох. Таким образом, этносы и политии представляют собой два типа социальных систем, которые сосуществуют на всем протяжении истории человечества, никогда всецело не совпадая, но и не различаясь абсолютно.

    С.А. Подъяпольский

Литература:

1. Аверкиева, Ю.П. Рабство у индейцев Северной Америки / Ю.П. Аверкиева. – М.-Л., 1941.
2. Васильев, Л.С. История Востока : учебник по спец. «История». – М. : Высш. шк. –
1994. – Т. 1.
3. Даймонд, Дж. Ружья, микробы и сталь / Дж. Даймонд ; пер. М. Колопотина. – М., 2009.
4. Дробышевский, С.А. Политическая организация общества и право как явления социальной
эволюции / С.А. Дробышевский. – Красноярск : Краснояр. гос. ун-т, 1995.
5. Киселев, Г.С. Хауса. Очерки этнической, социальной и политической истории / Г.С. Кисе-
лев. – М. : Главная редакция восточной литературы издательства «Наука», 1981.
6. Козлов, В.И. Этнос. Нация. Национализм / В.И. Козлов. – М, 1999.
7. Орнатская, Л.А. Культура и цивилизация / Л.А. Орнатская [Электронный ресурс]. – Режим
доступа : http://anthropology.ru/ru/texts/ornatsk/cultintro_04.html.
8. Пугачев, В.П. Политология: справочник студента / В.П. Пугачев. – М. : СЛОВО, АСТ, 1999.
9. Фет, А.И. Инстинкт и социальное поведение / А.И. Фет. – Новосибирск : «Сова», 2005.
10. Фромм, Э. Анатомия человеческой деструктивности / Э. Фромм ; пер. с нем. Э. Телятнико-
вой. – М. : АСТ: АСТ МОСКВА, 2009.
11. Эванс-Причард, Э.Э. Нуэры / Э.Э. Эванс-Причард. – М. : Наука, 1985.
12. Johnson, A.W. The Evolution of Human Societies. From Forgiving Group to Agrarian State /
A.W. Johnson, T. Earle. – Stanford, Calif. : Stanford U.P., 1987.

References:

1. Averkieva, Ju.P. Rabstvo u indejcev Severnoj Ameriki / Ju.P. Averkieva. – M.-L., 1941.
2. Vasil’ev, L.S. Istorija Vostoka : uchebnik po spec. «Istorija». – M. : Vyssh. shk. – 1994. – T. 1.
3. Dajmond, Dzh. Ruzh’ja, mikroby i stal’ / Dzh. Dajmond ; per. M. Kolopotina. – M., 2009.
4. Drobyshevskij, S.A. Politicheskaja organizacija obshhestva i pravo kak javlenija social’noj
jevoljucii / S.A. Drobyshevskij. – Krasnojarsk : Krasnojar. gos. un-t, 1995.
5. Kiselev, G.S. Hausa. Ocherki jetnicheskoj, social’noj i politicheskoj istorii / G.S. Kiselev. – M. :
Glavnaja redakcija vostochnoj literatury izdatel’stva «Nauka», 1981.
6. Kozlov, V.I. Jetnos. Nacija. Nacionalizm / V.I. Kozlov. – M, 1999.
7. Ornatskaja, L.A. Kul’tura i civilizacija / L.A. Ornatskaja [Jelektronnyj resurs]. – Rezhim
dostupa : http://anthropology.ru/ru/texts/ornatsk/cultintro_04.html.
8. Pugachev, V.P. Politologija: spravochnik studenta / V.P. Pugachev. – M. : SLOVO, AST, 1999.
9. Fet, A.I. Instinkt i social’noe povedenie / A.I. Fet. – Novosibirsk : «Sova», 2005.
10. Fromm, Je. Anatomija chelovecheskoj destruktivnosti / Je. Fromm ; per. s nem.
Je. Teljatnikovoj. – M. : AST: AST MOSKVA, 2009.
11. Jevans-Prichard, Je.Je. Nujery / Je.Je. Jevans-Prichard. – M. : Nauka, 1985.

Ethnos and Polity as Two Types of Social Systems
S.A. Podyapolsky

Siberian Federal University, Krasnoyarsk
Keywords: chiefdom; ethnos; polity; tribe.

Abstract: The modern science provides reasonable details of state and pre-state systems. However, the relationships and the correlation between ethnic groups, on the one hand, and the states and the pre-state forms of political organization, on the other hand, are not clarified enough. This research is devoted to this question. The author uses the genetic method and the systematic approach.

Drupal theme by Kiwi Themes.